Генпрокуратура возобновила проверку по делу о пытках Дадина в колонии

Генпрокуратура возобновила проверку по делу о пытках Дадина в колонии

14
0

Ильдар Дадин, оправданный президиумом Верховного суда по делу о неоднократном участии в несанкционированных митингах, выйдет на свободу уже завтра, 23 февраля. Его супруга Анастасия Зотова не исключила, что после этого они покинут Россию, а Генпрокуратура тем временем возобновила проверку по делу о пытках активиста.

О том, что оппозиционера в четверг выпустят на свободу, РБК рассказал адвокат Алексей Липцер. По словам защитника, в ВС ему сообщили, что в алтайскую исправительную колонию № 5, где находится Дадин, сегодня отправят заверенное постановление с печатью, и уже завтра оно поступит к ним. В Кремле, к слову, призвали уважительно отнестись к решению ВС. «Это решение Верховного суда, и нужно уважать любые решения суда, тем более Верховного», – заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Супруга активиста, в свою очередь, отметила, что «была бы довольна, если бы суд вынес такое решение полтора года назад». Ситуация выглядит очень сомнительной, считает она: «Во время первой инстанции не замечали нарушений, во время второй инстанции не замечали нарушений, а теперь вдруг неожиданным образом их обнаружили – оказывается, осудили незаконно». Зотова добавила, что защита не собирается отзывать жалобу из Европейского суда по правам человека на пытки в карельской колонии. Также она рассказала о планах покинуть страну. «Я надеюсь, мы с Ильдаром не будем жить в России, потому что я боюсь, что его освободят, а на следующий день опять арестуют, – цитирует ее «Дождь». – Я уже видела, как это бывает, когда человека ни за что сажают и ни за что подвергают пыткам».

В то же время стало известно, что Генпрокуратура отправила на дополнительную проверку материалы дела о пытках в ИК, на которые жаловался Дадин. Юрист фонда «Общественный вердикт» Николай Зборошенко сообщил, что отказ следователей возбудить уголовное дело отменен. Однако в СУ СКР по Карелии «Медузе» эту информацию пока не подтвердили. Об издевательствах в колонии активист написал Зотовой прошлой осенью (см. «Прокуратура признала законным отказ в возбуждении дела по жалобам Дадина«).

Сегодня президиум ВС отменил приговор Дадину и постановил освободить его из-под стражи (см. «Президиум ВС освободил Ильдара Дадина«). Активист стал первым осужденным к реальному сроку по статье 212.1 УК. Решение ВС принято с учетом позиции Конституционного суда, который ранее согласился с доводами защиты и надзорщиков о том, что дело подлежит пересмотру, поскольку уголовная ответственность не должна наступать за участие в мирных акциях, если они не угрожают жизни людей (см. «КС направил дело Дадина на пересмотр«).

ИСТОЧНИК https://pravo.ru/news/view/138430/

«Я бы очень хотела уехать, но решать будет Ильдар»

«Я бы очень хотела уехать, но решать будет Ильдар»

Жена активиста Дадина в интервью «Ъ FM» — о вердикте суда

Верховный суд отменил приговор активисту Ильдару Дадину. Он был приговорен к 2,5 годам за участие в несанкционированных митингах. Ожидается, что Дадин выйдет на свободу уже завтра. Он находится в исправительной колонии в Алтайском крае. Ведущая «Коммерсантъ FM» Инна Владина обсудила вердикт суда с супругой Ильдара Дадина Анастасией Зотовой.

— Насколько для вас это решение было ожидаемым?

— Мы его очень сильно ждали, особенно после того, как Конституционный суд вынес постановление, согласно которому приговор должен был быть отменен. У Верховного суда просто не было другого варианта, кроме отмены приговора.

— Вы уже поговорили с Ильдаром? Была ли у вас такая возможность?

— У нас не было такой возможности, нам не дают свиданий, не дают телефонных переговоров. Поэтому единственное, что я могу сделать, — сейчас купить билет в Барнаул и ехать его встречать. Я даже не знаю, когда его освободят: то ли завтра, то ли послезавтра, то ли в понедельник, может быть, уже сегодня. Никто ничего не говорит.

— Будете ли вы требовать компенсации, или для вас в этом деле поставлена точка?

— Конечно, в этом деле будет разбираться Европейский суд по правам человека, во-первых. Во-вторых, будем требовать компенсацию.

— Скажите, пожалуйста, вы уже говорили нам, что собираетесь уезжать из России. Это правда, и куда вы поедете, когда увидитесь с мужем?

— Я очень хочу уехать из России, потому что мне очень страшно за Ильдара после этого приговора. Я увидела, как человека могут схватить ни за что, его могут отправить в тюрьму на несколько лет за то, что он ничего совершал, как его могут пытать. Речь идет не только об Ильдаре, но и о других осужденных.

Я боюсь, что это может случиться снова и с Ильдаром, и со мной, поэтому я бы очень хотела уехать. Но решать, конечно, будет Ильдар, потому что я его заставить не могу. Но я надеюсь, что он согласится с моими доводами о том, что все-таки хочется иметь нормальную семейную жизнь, а не вытаскивать его постоянно из тюрьмы.

— Не могу не задать вам немного личный вопрос, как вы готовитесь к встрече? Поедете встречать его в колонию или будете ждать дома? Когда вы в последний раз видели Ильдара?

— Последний раз я обнимала Ильдара ровно год назад. Мы виделись через стекло несколько раз. Последний раз мы виделись 9 ноября прошлого года и разговаривали по телефону 8 января этого года. Это был единственный телефонный разговор за все время его заключения. Конечно, сейчас я пытаюсь купить билеты в Барнаул, чтобы срочно выехать туда. Билеты очень дорогие, стоят 20 тыс. руб., но, конечно, надо ехать, потому что очень хочется встретить его прямо на выходе, обнять как можно скорее.

Алексей Есаков из «Бессмертной пятерки»: верил на все 100%, что в суде победим

Алексей Есаков из «Бессмертной пятерки»: верил на все 100%, что в суде победим

22 февраля в Харьюском уездном суде состоялось слушание по делу «Активисты акции «Бессмертный полк Таллин» против Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики». Суд завершился победой «Бессмертной пятерки» в составе Алексей Есаков, Аллан Хантсом, Сергей Чаулин, Сергей Меньков и Сергей Середенко.

По итогам заседания судьёй Ингрид Куллерканн принято решение об отмене штрафов, назначенных ранее эстонской полицией пятерым дежурным «Бессмертного полка». Окончательная судебная резолюция по итогам дела «Активисты акции «Бессмертный полк Таллин» против Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики» будет обнародована 15 марта.

Как сообщил BaltNews.ee один из участников процесса Алексей Есаков, решение суда не было для него неожиданным: «Честно говоря, я еще до суда был уверен на 100%, что дело мы выиграем, и не было сомнений, что можем проиграть». Он заявил, что само дело было «высосано из пальца», полиция допустила много ляпов, а сами обвинения в адрес дежурных и активистов марша «Бессмертный полк Таллин» были абсурдными: «Невозможно было проиграть, наша правота была очевидной».

Однако, добавил Есаков, поначалу его оптимизм улетучился и стали закрадываться сомнения в благополучном исходе дела. «В начале я видел реакцию представителей полиции и слышал судью. Отсутствующий, равнодушный взгляд судьи – возникло чувство, что он не слышит наших доводов и уже заранее принял решение». Испуга не было, добавляет он, все-таки в худшем случае  «бессмертной пятерке» грозили штрафы, но неопределенность сохранялась вплоть до оглашения решения.

«Хочу сказать, что мне очень понравилось в прениях заключительное слово Сергея Середенко. Очень хорошая речь – все четко, ясно и понятно изложено. И благодаря этой речи поведение судьи изменилось – она стала вслушиваться, ее отношение стало другим», — вспоминает Алексей Есаков.  Он добавил, что и представительница полиции заметно повысила внимание ко всему происходящему.

«Решение судьи порадовало, судья молодец!» — Поделился он своими эмоциями. Конечно, эмоции радостные – приятно, что вера в собственную правоту подкреплена решением суда.

Как сообщал ВaltNews.ee ранее, спустя месяц после Дня Победы 9 мая 2016 года, по жалобе капитана полиции Марко Виллемсона, присутствовавшего на месте сбора участников «Бессмертного полка» в Таллине,  полиция начала следствие по факту «игнорирования действующих требований к проведению общественных собраний». Всем членам «Бессмертной пятерки» изначально пытались инкриминировать организацию народного шествия, запрещенного полицией, но после нескольких допросов было решено оштрафовать активистов на круглые суммы.

Отметим, что помимо признания незаконности наложенных штрафов активисты «Бессмертного полка Таллин» добивались от эстонской полиции выплаты компенсаций за понесенный моральный ущерб и репутационные потери. В этой части суд в удовлетворении их требований отказал.

Ранее по теме:

«Бессмертный полк Таллин» одержал в суде победу над эстонской полицией

Сергей Меньков — уволен из спасательного департамента.

Сергей Меньков после своих эпатажных комментариев во время проведения парада Победы в Таллинне был уволен. В результате этого неправомочного увольнения, ему пришлось уйти на пенсию. Однако, за отсутствием выслуги лет ему недоплачивают десять процентов от общей суммы пенсии. Сказал в беседе со мной «герой» ютубе Сергей Меньков.

Надо отметить тут то, что Сергей Меньков дважды был награжден правительственными наградами как спасатель.

Со слов самого Сергея Менькова, он лично не встречался  с генеральным директором Спасательного департамента и не мог ему пояснить свою позицию. Было принято сиюминутное решение об увольнении. Однако, по словам Менькова незаконность увольнения он не обжаловал. В настоящее время «дело Сергея Менькова» находится в административном суде и связано с незаконным увольнением, которое и позволило его ущемить  в пенсионных правах. Величина пенсии у государственных чиновников зависит от выслуги лет.

Напомним нашим читателям, что 22 февраля 2017 года Сергей Меньков выступил в Харьюском уездном суде и оспорил незаконное административное взыскание со стороны полиции, которое было наложено на него в мае 2016 года. Как на «дежурного»  «Бессмертного полка Таллинн».

Юрий Мочилин

JS media grupp

«Бесмернтный полк Таллинн» одержал в суде победу над эстонской полицией

«Бессмертный полк Таллин» одержал в суде победу над эстонской полицией

Судья Харьюского уездного суда Ингрид Куллерканн признала незаконными штрафы, наложенные эстонской полицией на активистов акции «Бессмертный полк Таллин».

В среду, 22 февраля, в Харьюском уездном суде состоялось слушание по делу «Активисты акции «Бессмертный полк Таллин» против Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики».

По итогам заседания судьёй Ингрид Куллерканн принято решение об отмене штрафов, назначенных ранее эстонской полицией дежурным «Бессмертного полка» Алексею Есакову, Аллану Хантсому, Сергею Чаулину, Сергею Менькову и Сергею Середенко.

По словам Алана Хантсома, эта победа в суде даёт надежду на то, что Эстония ещё не до конца превратилась в государство, в котором законы работают только в пользу репрессивного аппарата.

«Да, это не только наша победа, но и победа всех тех, кто не побоялся 9 мая присоединиться к «Бессмертному полку» с портретами своих героических предков. Это победа здравого смысла над полицейским произволом, которая говорит о том, что ещё не всё в нашем государстве подчинено воле силовых структур, — сказал Хантсом в беседе с корреспондентом BaltNews.ee. — Хочу поблагодарить всех, кто нас поддерживал и переживал за правое дело. Спасибо Вам огромное!»

Отметим, что помимо признания незаконности наложенных штрафов активисты «Бессмертного полка Таллин» добивались от эстонской полиции выплаты компенсаций за понесенный моральный ущерб и репутационные потери. В этой части суд в удовлетворении их требований отказал.

Окончательная судебная резолюция по итогам дела «Активисты акции «Бессмертный полк Таллин» против Департамента полиции и погранохраны Эстонской Республики» будет обнародована 15 марта с.г.

Напомним, 7 мая 2016 года префект Северной префектуры Департамента полиции и погранохраны Кристиан Яани запретил своим решением проведение зарегистрированного шествия «Бессмертный полк Таллин» по маршруту от улицы Одра до памятника Воину-Освободителю («Бронзовый солдат») на Военном кладбище.

В день проведения акции, за несколько часов до начала, её официальный организатор Дмитрий Линтер был увезён на допрос в Полицию безопасности (КаПо), откуда был освобождён только ночью.

За час до начала шествия дежурный мероприятия Сергей Середенко обратился к собравшимся у места запланированного сбора людям с информационным сообщением о том, что акция отменена по причине запрета префекта на её проведение и задержания полицией её организатора.

Капитан эстонской полиции Марко Виллемсон, присутствовавший на месте сбора участников «Бессмертного полка», призвал собравшихся людей расходиться. Однако те, получив на руки заказанные фотопортреты своих родных и близких, участвовавших в Великой Отечественной войне, стихийно пошли на Военное кладбище по маршруту, совпадающему с заявленным ранее организатором мероприятия.

Спустя месяц после Дня Победы, по жалобе капитана Виллемсона, полиция начала следствие по факту «игнорирования действующих требований к проведению общественных собраний». Всем фигурантам изначально пытались инкриминировать организацию народного шествия, запрещенного полицией, но после нескольких допросов было решено:

— Алексея Есакова, Сергея Чаулина и Аллана Хантсома оштрафовать каждого на 60 евро ввиду отсутствия у них знаков отличия дежурных открытого собрания;

— Сергея Середенко оштрафовать на 120 евро ввиду его отсутствия на открытом собрании и неисполнения обязанностей дежурного открытого собрания;

— Сергея Менькова оштрафовать на 180 евро ввиду его отсутствия на открытом собрании и неисполнения обязанностей дежурного открытого собрания.

Фото Юлии Калининой: Аллан Хантсом, Сергей Чаулин, Сергей Меньков, Сергей Середенко.

Параллели. Два дела. Но все они связаны с полицией.

По данным российских СМИ — Верховный Суд Росссии отменил приговор в отношении гражданского активиста Ильдара Дадина.

Политзаключенный Ильдар Дадин

Решением Басманного суда города Москвы он был приговорен к трем годам лишения свободы. Позже, вышестоящий суд «скостил» срок на полгода.

Но, вернемся из Москвы в Таллинн.

9 мая 2016 года состоялось по версии полиции Таллинна не санкционированное шествие «Бесмертного полка».  Заявка о проведении была оформлена в полиции, как того требует Закон.

Однако, в день проведения общественного шествия стало известно, что полиция безопасности Эстонии  задержала гражданского активиста Дмитрия Линтера в качестве свидетеля и вела допрос в своей конторе.   Дежурные «Бесмертного полка Таллинн» получили информацию о том, что шествие не состоится. «Дежурный» , известный юрист Сергей Середенко приехал к автовокзалу и с помощью плаката информировал собравшихся о том, что мероприятие не состоится. Однако, в Харьюском уездном суде было отмечено, что традиционно люди ежегодно 9 мая возлагают цветы к памятнику «Бронзового солдата».

Сергей Чаулин,  назначенный !дежурный!» по шествию вынужден был сложить с себя обязанности дежурного, так как получил информацию о том, что мероприятие не состоится.

Позже Сергей обратился к полицейскому с просьбой помочь обеспечить безопасность движения. Однако, полицейские отказали ему в этом.

Народ не организовано выстроился в колонну на улице Одра и продвинулся к улице Фильтри тее, а затем к памятнику. В суде были показаны материалы  полицейской хроники.  На них было видно, что общественный порядок не нарушался.

В зале суда также было показано интервью Сергея Чаулина Первому Балтийскому Каналу

Выслушав все стороны дела, свидетеля от полиции Марко Вильенсона, представителя обвинения от полиции  Liisa Miil, а также «дежурных», судья  пришла к выводу, что полиция не исследовала все объективные и субъективные обстоятельства дела и вынесла неправомчное административное решение. Согласно этому решению «организаторы собрания» были подвергнуты штрафу от 60 до   180 евро.

Осталось добавить, что с законностью административного протокола «дежурные» не согласились и решили оспорить в суде  полицейское взыскание.

На снимке «дежурный»  Сергей Меньков.

Суд установил, что полиция поверхностно отнеслась к делу. Не были исследованы субъективные и объективные причины «правонарушения».   Своим Решением суд отменил административное взыскание на всех фигурантов дела — Сергея Менькова, Сергея Середенко, , Алексея Есакова, Аллана Хансона.

Теперь у фигурантов судебного процесса есть семь дней для оспаривания решения суда.  По словам же Сергея Менькова, скорее всего кассационная  жалоба  не будет подана в государственный суд.

Теперь, у Ильдара Дадина и наших фигурантов по делу Бесиертного полка, есть право обратиться в суд с иском против полицейских чиновников.

В деле Ильдара Дадина, также не были полицией исследованы все «За» и «Против».  И в том и в другом случаях, судебные власти поддержали  сторону обвиняемого. Но в деле Ильдара Дадина это было сделано только в Конституционном Суде.

Как будут наказаны полицейские и  судьи. Нам не известно. Будем следить за развитием  событий.

Юрий Мочилин

JS media grupp

Главный редактор JS media grupp Юрий Мочилин

Эстония против России.

Эстонские спецслужбы советуют чиновникам избегать общения с российскими СМИ

Полиция безопасности Эстонии дала рекомендации госслужащим не общаться с журналистами Sputnik. Об этом в интервью изданию Postimees сообщила глава Минобрануки Майлис Репс.

Полиция безопасности Эстонии (КаПо) рекомендует госслужащим не общаться с российскими СМИ. Речь идёт, в частности, о новостном агентстве Sputnik. Об этом стало известно из интервью министра образования и науки Эстонии Майлис Репс газете Postimees, в котором она отрицает факты своего общения с журналистами агентства.

В действительности же, как сообщает Sputnik Эстония, два эксклюзивных интервью с Репс ранее были опубликованы на интернет-портале агентства. Одно на тему Холокоста — «Репс: политики сейчас настраивают людей против друг друга», второе на тему системы обучения эстонскому языку в русских школах — «Репс: русские школы должны сами определиться, как им изучать эстонский язык». Как сообщила в связи с этим министр эстонскому изданию, таких интервью она не давала и со Sputnik вообще не общалась.

Sputnik Эстония приводит доказательства своей «ложной» информации. Репс сказала эстонскому изданию, что материал о Холокосте, видимо, появился после ее посещения Таллинской еврейской школы, где она давала интервью общинной газете.

«Рядом с нами стояла девушка с диктофоном в руках армянской или азербайджанской внешности. Она, скорее всего, и является автором статьи», — сообщила министр, добавив, что портал выдал ее беседу с общиной за собственное интервью.

Блеф, слова и факты

В действительности журналистов Sputnik Эстония не было на этом школьном мероприятии, и журналистки с описанной внешностью в редакции нет. Интервью о своем отношении к Холокосту Репс дала порталу на кладбище Рахумяэ, что подтверждает сделанная там же видеозапись. На ней отчетливо слышно, как журналист, прежде чем задать вопрос, назвал свое издание.

Второе интервью о реформе школьного образования, которое министр дала Sputnik Эстония по телефону, она также назвала подлогом. По ее словам, ей позвонил какой-то мужчина, представился Максимом, сказал, что он журналист и попросил «выслать ему планы по обучению в русскоязычной школе на эстонском языке». Министр теперь, оправдываясь, говорит, что почему-то приняла его за репортера Первого Балтийского канала.

Журналист Sputnik Эстония действительно звонил Майлис Репс с вопросом о системе преподавания эстонского языка в русских школах, однако телефон министра не отвечал. Вечером Репс сама перезвонила на рабочий телефон Sputnik Эстония и результатом ее разговора с журналистом (который, как и положено в таких случаях, представился ей в начале разговора) стала аудиозапись. Эту аудиозапись Sputnik Эстония разместил на своем портале.

Сомнительно, что министр образования не помнит, где, когда, при каких обстоятельствах и кому дает интервью. Странно также, что после опубликованных на портале в январе материалов в адрес редакции до сих пор не поступило ни одного протеста или претензии с ее или с чей-либо другой стороны.

О лжи, пропаганде и «расследованиях»

Настораживает в этой истории также тот факт, что опытный журналист Postimees, руководитель редакции расследований Ристо Берендсон при подготовке материала, в котором устами Майлис Репс обвинил Sputnik во лжи и подтасовке, сам нарушил первое правило журналиста — не предоставил слово второй стороне.

Единственный звонок в редакцию Sputnik Эстония помог бы ему все прояснить, так как у нас есть полная видео- и аудиозапись разговора с министром, а также нам не сложно было бы предоставить и распечатку входящих телефонных звонков. Однако в Postimees откровенно пренебрегли правилом объективности. В редакции Sputnik Эстония полагают, это произошло потому, что целью публикации была не достоверная информация, а распространение пропагандистских установок, автором которых является КаПо.

Внимание привлекло и публичное признание министра и журналиста в том, что Полиция безопасности рекомендовала членам правительства, госчиновникам и политикам не общаться с сотрудниками неугодного властям Sputnik Эстония. Майлис Репс сообщила автору статьи о том, что она прекрасно осведомлена о «доведенных до госчиновников и политиков рекомендациях избегать общения с российским пропагандистским изданием». Об этих рекомендациях КаПо Postimees напоминает особо, что вынуждает сделать выводы об отсутствии свободы слова в Эстонии и усомниться в достоверности предоставляемой некоторыми СМИ информации.

Путин подписал Указ

Путин подписал указ о признании паспортов граждан ДНР и ЛНР

Президент Владимир Путин подписал указ о признании в России документов, выданных украинским гражданам и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины, сообщает пресс-служба Кремля.

Отмечается, что это временная мера, которая будет действовать до политического урегулирования ситуации в этих районах.
До тех пор документы, выданные органами, фактически действующими на этих территориях, считаются действительными. Это касается паспортов, свидетельств о рождении и смерти, заключении или расторжении брака, смене имени. Также действительными признаются документы об образовании и квалификации, свидетельства о регистрации автомобилей и их регистрационные знаки.
В указе также отмечается, что владельцы таких документов, удостоверяющих личность, могут на их основании въезжать и выезжать из России без виз.
Указ вступает в силу со дня подписания.
Глава самопровозглашенной Донецкой народной республики Александр Захарченко выразил благодарность Путину за это решение. По его словам, признание документов Донбаса говорит о том, что «наша борьба — справедлива. Значит, наши жертвы не напрасны. Значит, наши надежды оправданны».
Первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров подчеркнул, что указ ни в коей мере не говорит о признании самопровозглашенных ЛНР и ДНР. «Это временная мера, призванная вернуть жителям Донбасса права, которые они потеряли после того, как Украина перестала им выдавать и продлевать документы», — пояснил Джабаров.

КАРАТЕЛЬНАЯ ПСИХИАТРИЯ

11.10.2016 / 14:25

«Карательная психиатрия»: кому выгодна нация «олигофренов»?

«Наших детей отправляют в психиатрические больницы, списывают как ненужный хлам, который портит репутацию детского дома. Этих детей заколют препаратами, и они сами поверят в то, что они сумасшедшие. Таких безгласных детей сотни. Идти против системы бесполезно», — это крик о помощи в соцсети. Кричат волонтёры. Государство корректно закрывает глаза «на особенности системы» и расформировывает детские дома, преобразуя их в коррекционные школы. Директора остаются прежние.

Постояльцы Кондровского детского дома-школы больше всего на свете боятся ни побоев, а госпитализаций. «Профилактика» в психиатрической клинике — обычная воспитательная практика в российских детских домах. Поводы самые тривиальные: прогулял школу, нецензурно выразился, грозил самоубийством, стащил в магазине шоколадку.

Дмитрий Жданов, выпускник специальной (коррекционной) школы-интерната №62, основатель организации «Трудёнок»:

Дмитрий Жданов

Дмитрий Жданов

«В наших детских домах «карательная психиатрия»- самое распространённое наказание. Моего одноклассника отправили в психиатрическую клинику только за то, что на прогулке он отбился от группы. На основании этого воспитателем была написана характеристика-докладная, и ребёнок направлен на лечение.

Страшно, что под вымышленными диагнозами детей закалывают галоперидолом, аминазином, пичкают труксалом».

Аминазин- сильнейший нейролептик, который наряду с препаратом «галоперидол» применялся еще во времена СССР для усмирения диссидентов. От аминазина в первые дни его приема может развиться нейролептический синдром — состояние, когда человек равнодушен ко всему, появляются сонливость, повышенная утомляемость, депрессия. Инъекции препарата очень болезненны. Одно из тяжелейших последствий — непрекращающийся тремор, а также расслабление или сковывание мышц тела, которые человек не может контролировать. Аминазин вносит дисбаланс во все системы организма, последствия его приема могут не исчезать годами.

Специальная (коррекционная) школа интернат №62

Специальная (коррекционная) школа интернат №62

Ярослав С. на диссидента не похож. Не похож он и на буйного психа. В Кондровский детский дом-школу Ярик поступил психически здоровым (об этом свидетельствует выписка из его медицинской карты), а ровно через два года, видимо, свихнулся и начал «прогуливать учёбу и смотреть на ворон». «Смотреть на ворон»- это цитата из характеристики, написанной в детском доме для направления Ярослава в психиатрическую клинику на обследование. Есть в этой характеристике и другие «настораживающие» воспитателей факты: «Упрям, свободолюбив, часто в разговоре с воспитателями говорит «я не обязан», «я не буду». Отказывается участвовать в общественной деятельности, вместо этого играет в футбол, ходит в бассейн».

Ярослав С. (бывший воспитанник Кондровского детского дома-школы):

Наталья Герасимова, волонтёр

Наталья Герасимова, волонтёр

«Меня отправили в психиатрическую клинику за плохое поведение. Нас оставили с воспитателем, который сам живёт в нашем детском доме, ему 23 года. Он пустил всех детей смотреть телевизор, даже маленьких, а меня не пустил. Я стал колотить в дверь, потом лёг на кровать и стал слушать музыку в наушниках. Тогда воспитатель ко мне подошёл, стащил с кровати и начал бить. Я с ним подрался. Через несколько дней после этого случая меня отвезли в психушку якобы проверить сердце, но я понял, что меня просто собираются закрыть и позвонил Наташе (опекун Ярослава, волонтер – прим.ред.)».

 В разговор вмешивается Наталья:

 «Ярославу давали труксал — лекарство, которое применяют при шизофрении. Помню, когда приезжала его навещать, он был совершенно заторможенным».

 «Мы почти все в психушке перебывали, — Ярик старательно перечисляет коллег по несчастью,- Глеб, Боря, Гнуся, Пашка, Дэнчик, Максим. Глеба забрали за то, что он напился. Гнусю за то, что воровал. Боря как-то разбил компьютер. Пашу маленького забирали за поведение. Он ругался на воспитателя матом».

Сейчас Ярослав живёт в семье, проходит практику в крупной иностранной компании, участвует в волонтёрской деятельности и готовится к поездке в Африку.

Ярик С. получает диплом о прохождении практики в международной компании

Ярик С. получает диплом о прохождении практики в международной компании

Виктор Алексеевич Красов, заведующий детским отделением Московского НИИ психиатрии:

«Нарушение поведения — это самое частое расстройство у детей. Нейролептики, такие как аминазин и галоперидол никто просто так, без показаний назначать не будет. Если аминазин назначается по показаниям, то никаких последствий нет. В мире аминазин по-прежнему используется только под другими названиями. Так что про запрет препарата в Европе — это сказки. Просто его редко сейчас применяют. Только для купирования тяжёлых психомоторных возбуждений. Галоперидол — это по-прежнему один из самых эффективных препаратов. Труксал — тоже нейролептик. Используют при тяжёлых психомоторных возбуждениях, нарушениях сна».

Соня А., волонтёр:

«Меня после открытой критики их руководства в Кондрово не пускают и категорически запрещают общаться с детьми, но я знаю, что этим летом там сорвали с лечения и отправили в психушку девочку Настю, только за то, что она поцеловала мальчика.

Это в первую очередь вопрос безопасности взрослого. Если сложный ребенок в психушке, то у воспитателя нет проблем. Надбавки идут, а решать поведенческие моменты не нужно. Если ребенок с диагнозом что-то украдёт или сбежит, то это спишется на диагноз, а не на профнепригодность воспитателей и директора. К словам таких детей тоже прислушиваться не обязательно, и любую жалобу на детский дом, можно аргументировать тем, что ребенок психически больной.

оспитанник Колычевской спецшколы-интерната Сашка (кадр из фильма Елены Погребижской )

оспитанник Колычевской спецшколы-интерната Сашка (кадр из фильма Елены Погребижской )

В психиатрической клинике можно дать взятку персоналу или принести им продукты с просьбой, чтобы конкретного ребенка не закалывали. Говорить о клиниках открыто волонтеры боятся и не хотят, потому что сейчас мы хотя бы можем ребятам помочь, пусть даже через взятку, чтобы их не закалывали до состояния овоща, если же начнутся проверки, то больницы останутся, а помочь станет не возможно».

Мы попросили прокомментировать слова Ярослава руководство Кондровского детского дома. Руководители в этом детском доме меняются регулярно, поэтому застать Алмазову Е.И. (директора, подписавшего ходатайство на направление в областную психиатрическую больницу Ярослава «за пристальный интерес к жизни ворон») мы не смогли. С должности её недавно сняли.

С нами разговаривала временно исполняющий обязанности директора Галина Николаевна Вакулина:

«Говорить о времени правления Алмазовой я не могу, но могу показать вам документы, обосновывающие помещение в психиатрическую клинику того или иного ребенка. Помещение в клинику — это не прерогатива детского дома — это решение психиатра областной больницы».

Формально, Галина Николаевна права: самостоятельно ни директор, ни воспитатель ребенка в психушку не упекут, но именно из детских домов пишутся ходатайства на имя врача, который, зачастую подрабатывает в этом же самом детском доме на полставки. Стандартное ходатайство выглядит так: «Руководство ГБОУ «Кондровский детский дом-школа» просит принять на обследование и лечение в психиатрическое отделение воспитанника детского дома …» Вместо «Кондровского» можно вставить любое название любого детского дома страны. Стоит ли говорить, что в 99% случаев к такой бумаге в больнице прислушиваются.

SCN_0010 (1)Сергей Кузнецов (выпускник Люберецкого детского дома):

«Нас сажали в автобус по 10-15 человек и увозили в психушку на профилактику. Я тоже был среди этих ребят. Часто, от количества выдаваемых нам лекарств я терял сознание, но пожаловаться было некому. Аминазин, фенозипам, помню, нам давали».

«А за что забирали?»

«У меня энурез. Никому не хотелось с нами возиться». 

 Илья (выпускник коррекционной школы-интерната №62):

«Меня три раза увозили в 6-ую психиатрическую больницу за поведение. Я сам виноват. Был маленьким, очень не любил, чтобы на меня кричали. Прятался в шкаф. Плакал всё время. В больнице меня держали по два-три месяца. Кололи галоперидол и анальгин… нет, как его, аминазин».

 На своей странице в социальных сетях Дмитрий Жданов опубликовал резонансную статью «Я видел земной ад». Бывший выпускник коррекционного интерната №62 делится с подписчиками леденящими душу воспоминания из детства. Рассказывает о тихом голубоглазом мальчике Лёше и поваре Дымове, который воспылал к Лёше отнюдь не отцовской любовью. Повара, по словам Леши, уволили по собственному желанию, дабы не портить «положительную характеристику заведения», а Алексея, по уже знакомому ходатайству администрации детского дома, отправили в психиатрическую больницу №6.

Кадр из фильма Елены Погребижской "Мама, я убью тебя"

Кадр из фильма Елены Погребижской «Мама, я убью тебя»

На фоне истории с Дымовым упомянутые в статье Дмитрия телевизоры от спонсоров («осевшие» у директора), мальчик, закрытый на ночь в шкафу, и поджог, устроенный сыном воспитателя, за который в психиатрическую клинику направили невиновного, кажутся среднестатистической прозой жизни детей-сирот.

Галина Павловна Бажанова (бывший директор школы-интерната №62) , заслуженный учитель России и директор коррекционной общеобразовательной школы-интерната №108 , ссылаясь на попечительский совет, от интервью отказалась, но в неформальной беседе, высказала своё мнение по поводу рассказов своих выпускников:

 «Этим детям никто не поверит! У них стоит диагноз олигофрения в стадии дебильности. Их показания даже в суде считаться достоверными не будут. Я за себя постоять сумею. Поговорите не только с волонтёрами, поговорите с психиатрами. Поднимите документы и поймёте, что всё было по правилам. И вообще, не случайно, что ни одного детского дома в России уже не осталось. Ушло сиротство в те времена, отдали их (сирот – прим.ред.) разным социальным учреждениям, пусть они ими и занимаются. Что касается повара Дымова, у меня работало много поваров, я всех не помню и помнить не обязана».

 Виктор Алексеевич Красов (заведующий детским отделением Московского НИИ Психиатрии):

«Такого диагноза, как олигофрения на сегодняшний день в России не существует, и ни один врач ни в одной больнице его поставить не может. Они его просто не зашифруют никак. Есть диагноз умственная отсталость». 

Владимир М. (выпускник специальной (коррекционной) школы-интерната №62):

«Дети уезжали в психушку адекватными, а возвращались толстыми и отрешёнными, разительно поглупевшими. Они отставали от учёбы и переводились на класс, а то и на два, ниже. Потом, если мы не попадаем на пожизненное в ПНИ (психоневрологический интернат), то с этими диагнозами нам просто нереально устроится на работу».

 Наталья Герасимова, волонтёр:

«Психиатрические лечебницы — это повсеместная практика. Наших ребят в детском доме в Кондрово периодически туда забирают «для профилактики». Тоже происходит и в других детских домах. У Димы Жданова есть история, я была свидетелем. Они боролись за девочку и после того, как вмешались волонтёры, девочку не отдали опекуну и до 18 лет держали в психушке. Девочка жаловалась на физическое насилие в детском доме, на то, что их бьют».

А вот выдержка из статьи в Livejournal автора Russiaforall:

Кадр из фильма Елены Погребижской "Мама, я убью тебя"

Кадр из фильма Елены Погребижской «Мама, я убью тебя»

«В 2009 году несколько сирот из города Кимовск Тульской области сбежали из детского дома к местному священнику. Они рассказали, что их отправляли в психиатрический стационар «за непослушание и в назидание другим». Экспертное заключение, проведенное в центре судебной психиатрии имени Сербского, показало, что они были «психически здоровы».

В 2010 году 20 из 72 детей-сирот из детского дома Комсомольска-на-Амуре были помещены в психиатрический стационар, где их подвергали лечению нейролептиками. Прокуратура города обнаружила, что все дети были помещены в стационар для лечения «эмоциональных расстройств» без обследования комиссией врачей-психиатров или судебного решения.

В селе Софьино Московской области психиатрической госпитализации и лечению в 2008—2011 годах подвергались 23 из 46 воспитанников, проживающих в местном детдоме».

Характерно, что ни одно из этих дел не дошло до суда и реальных приговоров. Все ограничивалось прокурорскими проверками.

Когда-то вице-премьер Ольга Голодец посмотрела фильм «Мама, я убью тебя» режиссера Елены Погребижской. Фильм этот режиссёр снимала четыре года в Колычевской спецшколе-интернате для детей с диагнозом «олигофрения в стадии дебильности», которого нигде в мире нет. Голодец была так впечатлена увиденным, что приказала подчиненным закачать фильм на «айпады» и обязательно посмотреть.

Среди прочих фильм посмотрел и директор интерната. Дети позвонили режиссёру и попросили больше не приезжать. Они рассказали, что интернат замучили комиссии, воспитатели отобрали у них вещи, привезённые спонсорами. Тогда же Голодец обещала установить жесточайший контроль за помещением ребенка в любое психиатрическое заведение.

Чем больше времени ребенок был в психиатрических лечебницах, тем выше вероятность, что после детского дома он попадёт в ПНИ (психоневрологический интернат). Такой человек будет получать пожизненную пенсию и не получит квартиры от государства.

С вопросом, как же возможно взять ситуацию с психиатрическими лечебницами под контроль, мы обратились к Елене Любовиной, директору фонда «Абсолют- помощь»:

«В этом году вводится программа государственных образовательных стандартов. Она включает в себя выстраивание индивидуального маршрута под каждого конкретного ребенка. То есть, каждого ребёнка ведет ряд специалистов, таких как социальный педагог, психолог, взрослый опекун. С учётом этого маршрута, определяются индивидуальные потребности человека. Выстраиваются совершенно иные поведенческие отношения педагогов и детей. Почему детский дом отправляет детей на «реабилитацию» к психиатру? Потому что педагоги не могут справиться с ребенком. В обычной школе, если ребенок, скажем, послал директора, вызывают родителей. В детских домах и интернатах вызывают врача как единственный карательный метод. При индивидуальном подходе к конкретному ребенку, закреплении за ним разноплановых специалистов, необходимость в карательной психиатрии сама собой отпадёт».

Меньшов Вадим Анатольевич (бывший директор коррекционной школы-интерната №8, основатель и директор учреждения нового типа для детей, оставшихся без попечения родителей «Наш Дом») предлагает свои методы решения вопроса:

Вадим Анатольевич Меньшов (источник: rusplt.ru)

Вадим Анатольевич Меньшов (источник: rusplt.ru)

«Карательная психиатрия» — это действительно большая проблема во многих заведениях. У себя мы стараемся свести помещение детей в больницу к минимуму. Например, на прошлой неделе ребенок кидался на другого воспитанника с ножом. Вы думаете, он в больнице? Нет, здесь, у меня. Кредо нашего заведения: у нас, в отличие от большинства детских домов нет штатного психиатра, у меня психиатр от ПНД №2. Важно, чтобы не у меня этот врач получал зарплату, и не я давал ему команды. У меня психиатр — мама ребенка инвалида. Она не ориентирована на госпитализацию и использует ее только в исключительных случаях. Убрать психиатров из штата детских домов — один из методов контроля за помещением детей в психиатрические клиники».

В фильме Погребижской воспитанники Колычёвского интерната делятся своими мечтами: Настя хочет выучиться на доктора, её подруга на дизайнера, мальчик Саша пойти в армию, десантником. Они пока не знают, что многие профессии будут им не доступны. На пути к мечте встал «удобный» диагноз, время без обучения, потерянное на «профилактике» в психушке и специальная «коррекционная» программа, следуя которой, в 12 лет совсем не глупые подростки зубрят таблицу умножения.

Мы очень надеемся, что инициативы немногих неравнодушных будут услышаны и приняты к сведению, а такая обыденная «карательная психиатрия» вскоре превратится в «страшилку» из прошлого.

Новости. Аналитика. Критика.